«Новые рижане»: Дмитрий, который занимается бизнесом и учит латышский язык

21. февраля

В прошлом году временный вид на жительство в Латвии получили 6581 человек. Ежегодно в Латвию приезжают люди из разных стран и континентов: кто-то, чтобы учиться, другие – работать, а некоторые здесь ищут покоя и свежего воздуха. Экс-москвич Дмитрий Яковцев, с которым журналисты портала Rīga.lv познакомились на финансируемых Рижской думой курсах латышского языка, в Латвию приезжал по работе регулярно в течение 16 лет. В сентябре прошлого года решил, что останется здесь жить. Rīga.lv поинтересовалась у Дмитрия – каково это быть «новым рижанином»?


Мое знакомство с Латвией началось в 2000 году, когда приехал сюда с инвестиционным бизнесом. Основательно здесь осесть решил в августе прошлого года. Как настоящий студент учу латышский язык и пока никуда уезжать не собираюсь. За это время я запустил российско-латвийский открыточный сервис Postix – скачиваете на смартфон приложение, создаете свою собственную открытку, оплачиваете – мы ее получаем, печатаем и отправляем почтой в любую точку мира. Очень скоро начнем отправлять и из Риги, пока – только из Москвы.

Море, белый песок и сосны, черника в дюнах – это нечто фантастическое. Обычно пальмы у моря в представлении тех, кто не может рвануть к морю, когда хочется, для кого поездка к большой воде – целое путешествие. А здесь, чуть что-то пошло не так, прыгнул в машину или на мотоцикл – через полчаса ты уже на побережье. Еще час – как заново родился!

Фото: Riga.lv

Вы друг с другом не здороваетесь. Меня это поражает – живут люди в одном подъезде и проходят мимо, словно чужие. У нас принято здороваться, заходя в лифт, если, конечно, вы не воюете с соседями, что тоже бывает. В Латвии люди уважают личное пространство, не лезут друг другу в душу. После московских реалий это немного непривычно у нас люди более открыты.

Здесь хорошо, потому что государство не лезет в твои дела. В учреждениях все приветливы и всегда помогут, нет никакого языкового барьера. Телеканалы вещают каждый на своей волне, нет никаких информационных штормов. Интернет просто летает. В результате и моя собственная производительность труда выросла невероятно.

Фото: Riga.lv

Хлебный суп я попробовал лет 10 назад, но так и не понял его. А вот серый горох.. Думал, что это какой-то специальный горох. Ищу, смотрю, что-то коричневое такое… Спрашиваю у продавца  это горох? – Да!... – А почему такого цвета? – А какого же еще??!

Я умею и люблю готовить, поэтому не могу расстаться с Центральным рынком. Я могу торчать там часами. Если же начинаю что-то готовить для гостей, они потом возращаются ко мне в течение нескольких дней подряд. А на мои щучьи котлеты слетаются друзья из разных стран, лишь только услышат, что я собираюсь их готовить.

Раньше я работал в Москве и Гонконге. Гонконг – город сумасшедшей энергии, темпа, жары и запахов. Находясь в нем, я мечтал о том дне, когда снова буду в Риге. Я приезжал и весь день просто так бродил по городу, заходил в кафе выпить кофе с черным бальзамом. Отдыхал, оттягивался.

Фото: no personīgā arhīva

В Риге очень спокойно. И это нельзя назвать отсутствием или ленью местных жителей. Нет! Пусть в Москве все происходит быстро, в Гонконге. А здесь – именно так.

Фото: Riga.lv

Я занимался парашютным спортом, однажды у меня случился отказ. Когда ты долго этим занимаешься, рано или поздно парашют может не раскрыться – это почти аксиома. Когда я приземлился, то сказал инструктору, что есть ощущение, что я что-то сделал не так. На что он ответил, что если я сейчас ему это говорю, значит все сделал правильно. Думаю, что если я сейчас живу в Риге, то это тоже правильно.

В Латвии дороги хуже, чем в Литве и Эстонии – я байкер, много езжу, могу сравнить. В 2006 году гонял в открытом чемпионате России по шоссейно-кольцевым гонкам. Познакомился с латвийскими гонщиками, отличные ребята, собственно они и взяли весь пьедестал. А я в то время уже начал увлекаться малой авиацией.

Фото: no personīgā arhīva

Планирую получить латвийскую лицензию на пилотирование самолетов малой авиации. У меня есть удостоверение российского пилота, но в Латвии с ним летать нельзя. Правда, пока я еще не решил, как это правильно сделать и когда. Но в планах уже есть слетать на Средиземное море.

У меня в Москве есть серый попугай жако Варлам. Я научил его петь русский романс «Я встретил вас». А вот ежей нет, потому что оказалось, что у меня на них аллергия. Но, честно говоря, не думаю, что это странно – не иметь дома ежей. Вот у вас, например, есть?

Фото: Riga.lv